7-й авиационный отряд истребителей

Материал из Офицеры русской императорской армии
Перейти к: навигация, поиск
Начальник 159-й пехотной дивизии генерал-майор А.Е. Снесарев среди летчиков 7-го авиаотряда истребителей. 30 марта 1917 г.

Справка

  • Дата формирования: 25 марта 1916 года, город Киев
  • Дислокация:
- 13.04.1916 - 20.05.1916 года у деревни Яблонов;
- 20.05.1916 - 25.09.1916 года под городом Бучач;
- 23.03.1917 - у местечка Тысменица;
- 1.04.1917 - у местечка Марковце;
- 28.07.1917 - у местечка Лисоводах;

История

Боевой путь 7-го истребительного авиаотряда русской армии (полный текст статьи См.)

В России к формированию авиационных отрядов истребителей (АОИ или ИОА) приступили в марте 1916 года, из расчёта по одному отряду 6-ти самолётного состава на армию. Созданию этих авиачастей положил начало приказ начальника штаба Верховного Главнокомандующего от 5 марта 1916 года за № 300 (Здесь и далее, за исключением особо оговоренных случаев, все даты приведены по старому стилю - прим. авт.).

Первый приказ от 25 марта 1916 года по 7-му отряду - объявлял о его сформировании при 3-й авиационной роте Юго-Западного фронта. На это число в отряде было только два офицера: командир - военный лётчик подпоручик Иван Александрович Орлов и военный лётчик прапорщик Юрий Владимирович Гильшер, занимавшиеся строевыми занятиями с солдатами и, приемом технического и авиационного имущества отряда. Через день, 27 марта 1916 года, в отряд прибыл военный лётчик подпоручик Николай Михайлович Бычков, а 30 марта 1916 года – наблюдатель прапорщик Георгий Стефанович Квасников (+25.01.1917).

В тот же день отряд получил три истребителя "Сикорский" С-16, оснащённых синхронизаторами для стрельбы через диск винта конструкции лейтенанта Г.И. Лаврова, (заводские №№ 201, 202 и 204), а 1-го апреля 1917 года поступили три пулемёта "Виккерс" для них. С этого месяца на балансе отряда также числились двухместные самолёты "Моска-Быстрицкий" (МБ) и "Ньюпор-биплан" ("Ньюпоры"-9 и -10). Самолёты "Ньюпор"-10 выпускались в двух вариантах: с размещением пилота позади наблюдателя и наоборот. В первом случае в России машину именовали "Ньюпор"-9.

С-16 не был первым в России (и тем более в мире) истребителем, оснащённым синхронизатором, как это утверждает в своей книге "Сикорский С-16. Русский скаут" В.М. Михеев. В 1915 года военный лётчик 20-го корпусного авиаотряда лейтенант Виктор Владимирович Дыбовский изготовил синхронизатор своей конструкции на авиационном заводе "Дукс" в Москве. В августе 1915 года синхронизатор В.В. Дыбовского успешно прошел заводские испытания с пулемётами "Кольт" и "Виккерс" на самолётах "Моран-Парасоль" и "Моран-Ж". И уже с конца ноября 1915 года "Моран-Ж", с пулемётом "Виккерс", нёс боевую службу в 30-м корпусном авиационном отряде, где на нём летал поручик Михаил Иванович Шадский. Так что "пальма первенства" в создании русского синхронизатора принадлежит Виктору Владимировичу Дыбовскому.

3 апреля и 4 апреля 1916 года из 7-го авиадивизиона прибыли наблюдатели штабс-капитан Михаил Иванович Медель, поручик Виталий Александрович Русанов, корнет Владимир Иванович Липский и военный лётчик прапорщик Сергей Елпидифорович Матвеевич. К этому времени отряд был полностью укомплектован и 9 апреля 1917 года начал погрузку в эшелон на станции Киев-1. На следующий день перед строем отряда прозвучал приказ Августейшего Заведующего Авиацией и Воздухоплаванием в действующей армии Великого Князя Александра Михайловича о назначении командиром 7-го авиаотряда истребителей подпоручика Ивана Александровича Орлова. В тот же день часть "потеряла" первого офицера: для обучения в Киевскую школу лётчиков-наблюдателей убыл штабс-капитан Медель Михаил Иванович.

Следует заметить, что комплектование шло по штату корпусного отряда, так как штатное расписание истребительной авиачасти ещё не было окончательно утверждено. Отсюда и обилие наблюдателей, составлявших половину офицерского состава истребительного отряда. Командование ещё недостаточно четко представляло себе, каким должен быть отряд, предназначенный для борьбы с аэропланами противника. Первое время почти все русские авио несли на себе "родимые пятна" корпусных "собратьев" (двухместные самолёты, наблюдатели, несвойственные боевые задачи...). Лишь позже, в процессе боевой работы, были сформированы отряды из одноместных истребителей и выработана соответствующая тактика их применения.

13 апреля 1916 года спецэшелон с имуществом 7-го АОИ прибыл на железнодорожную станцию Копочинце. Далее последовал переезд обозами в деревню Яблонов. Рядом (в Хмелевке) нашли подходящее поле, ставшее первым аэродромом 7-го отряда истребителей, поступившего в распоряжение штаба 7-ой армии. 14 апреля 1916 года установили палатки и начали сборку самолётов. На следующий день состоялся первый боевой вылет: "полёт по воздушной охране" аэродрома совершили на С-16 в. л. подпоручик Орлов Иван Александрович и наблюдатель корнет Липский Владимир Иванович. Скорее всего, так назвали пробный полёт над аэродромом, продлившийся всего 25 минут. На следующий день подобные кратковременные полёты совершили 4 лётчика отряда. С 17 апреля 1916 года началось боевое дежурство. Все четыре лётчика с наблюдателями летали посменно в район Янов - Хмелевка - Лясковце - Доброполе. Вражеские аэропланы в воздухе не встречались.

Первый контакт с противником состоялся 18 апреля 1916 года. Подпоручик Бычков с наблюдателем прапорщиком Квасниковым вылетели по сигналу наземной службы наблюдения на перехват вражеского самолёта в район Доброполе. Видимость была плохой, мешали туман и облачность. Лётчики обнаружили неприятельский аэроплан, который сделал несколько выстрелов и скрылся в облаках, снижаясь в сторону своих позиций.

20 апреля 1916 года 7-й АОИ провёл первый воздушный бой. В тот день на патрулирование летали четыре экипажа: Орлов с наблюдателем Липским, Бычков с Квасниковым и военные лётчики прапорщик Гильшер и прапорщик Матвеевич без наблюдателей. Прапорщик Матвеевич преследовал и атаковал двухместный разведчик, однако вражеский наблюдатель выпустил меткую пулемётную очередь, и русскому пилоту пришлось срочно возвращаться на аэродром. В дневнике отряда появилась запись: "В воздушном бою повреждён С-16 № 202 прапорщика Матвеевича".

Со временем в круг задач отряда, кроме патрулирования, вошли разведка и полёты для связи, то есть под давлением армейского командования истребительная авиачасть начинает выполнять типичную работу обычного корпусного авиаотряда.

В процессе эксплуатации аэропланов Сикорского выявились недостатки синхронного механизма, часто ломавшегося в ответственный момент боя. Такие случаи зафиксировали в своих отчётах прапорщик Гильшер (С-16 № 201) 22 апреля 1916 года и подпоручик Орлов (С-16 № 204) 22 и 24 апреля 1916 года, соответственно.

22 апреля 1916 года в 7-й АОИ прибыл новый лётчик – старший унтер-офицер Янченко Василий Иванович из 3-го корпусного авиационного отряда, перелетевший из города Жмеринки (с посадкой на военном аэродроме города Тарнаполя) в деревню Яблонов за 3 часа. К тому времени, этот лётчик из числа нижних чинов рядового звания, добровольно поступивший на военную службу в Русскую Императорскую армию, а затем и в авиацию, месте со своим младшим братом Михаилом Ивановичем Янченко лётчиком-наблюдателем (а в 1917-1820 ставший военным лётчиком после обучения во французской авиашколе в Нанси), окончил Севастопольскую и Московскую авиационные школы и за 8 месяцев боевой работы на фронте был награждён двумя «солдатскими» Георгиевскими крестами (4-ой степени и 3-й степени, с бантом) и дослужился до чина старшего унтер-офицера, а затем и прапорщика.

26 апреля 1916 года в отряд прибыл на должность наблюдателя сотник 44-го Донского казачьего полка Ильин Михаил Александрович.

27 апреля 1916 года лётчики отряда четыре раза поднимались для преследования неприятельских аэропланов. Воздушный бой прапорщика Гильшера закончился успешно: заметив над Буркановым неприятельский разведчик на высоте 2500 м, он атаковал его. После 120 выстрелов из пулемёта противник стал резко снижаться, оставляя позади своего самолёта дымный хвост. Этой победой Юрий Гильшер открыл боевой счёт 7-го авиаотряда истребителей в 1-ой Мировой войне. К сожалению, пока не удалось найти подробного описания этого боя. Удивительно, но столь достойное событие не нашло своего отражения в приказах по отряду и дивизиону (или же они утеряны). Зато есть "приказ по армиям Юго-Западного фронта № 1010 от 17.06.1916 года, о пожаловании военному лётчику 7-го АОИ прапорщику Юрию Гильшеру ордена Святого Владимира 4-ой степени, с мечами и бантом "за отличия в делах против неприятеля» (за воздушный бой с неприятельским аэропланом 27 апреля 1916 года - прим. авт.)». Этим же приказом и орденом такого же достоинства был пожалован и лётчик-наблюдатель прапорщик Квасников Георгий Стефанович.

В австрийском архиве автору удалось найти интересное сообщение: "9 мая (26 апреля по русскому календарю – прим. авт.,) 1916 года 20-ой авиационной роты* (Flik 20) военный лётчик цугсфюрер** Александер Гальбави (Zugsfuhrer Alexander Galbavy) и наблюдатель кадет запаса Юлиус Хорак (Kadett i.d.R Julius Horak) на "Авиатике» В.Ill 33.02 вынуждены были после воздушного боя приземлиться из-за повреждения в моторе в 5 км позади линии русских окопов. Сжечь машину помешала подоспевшая русская кавалерия. Экипаж невредимым сам поехал верхом в плен».

Этот дословный перевод с немецкого даёт много информации, но, к сожалению, не указывает места события. Да и дата события не соответствует бою прапорщика Гильшера, но можно с большой долей вероятности предположить, что это и была его победа.

В тот же день, в приказе по отряду, о следующем вылете русского экипажа появилась следующая запись: "В 19 часов 27 апреля 1916 года, прапорщик Гильшер с наблюдателем прапорщиком Квасниковым, после воздушного боя с неприятельским аэропланом от невыясненной причины упали и получили тяжёлые увечья. Самолёт "Сикорский-16 № 201" разбит».

В действительности боя не было и причина стала ясна позднее: на обратном пути при снижении самолёта заело рули управления. Самолёт с высоты 1000 м вошёл в штопор и разбился. В результате аварии у Гильшера была оторвана левая ступня и разбита голова, Квасников также получил тяжёлые травмы. Оба были отправлены в 560 полевой госпиталь.

На следующий день после этого происшествия Великий Князь Александр Михайлович запретил полёты на С-16. Вскоре их отослали в Эскадру воздушных кораблей. Лётчики 7-го АОИ так оценивали аэроплан Сикорского:

"...горизонтальная скорость ниже скорости "Альбтросов», высота даётся чрезвычайно медленно, устойчивость резко нарушается при крутых виражах, постоянные поломки карданных валов пулемётных установок, обзор с аппарата крайне ограничен... что делает обнаружение воздушного противника почти случайностью. Установка для стрельбы через винт совершенно неудовлетворительна: в полёте вся установка и пулемёт в отдельности... сильно вибрируют... Аппарат построен так небрежно и с такими конструктивными недостатками и из такого недоброкачественного материала, что в каждый вылет лётчик имеет 75 шансов на гибель».

После сдачи "шестнадцатых» лётчикам отряда летать было не на чем и 1 мая 1916 года, в город Жмеринку, в 6-й авиапарк для получения двух самолётов "Ньюпор»-10 отправились лётчики Матвеевич и Янченко. Оттуда же отряд получил "Моран»-Ж (заводской №246), пригодный только для тренировочных полётов.

Высочайшим приказом от 30 марта 1916 года военный лётчик прапорщик Гильшер Григорий Владимирович был произведен в корнеты, со старшинством с 1.12.1914 года. Это известие застало его в тыловом госпитале.

С апреля 1916 года фронтовая работа отряда возобновилась. За 15 дней, не все из которых были лётные, пятеро лётчиков совершили 33 боевых полёта общей продолжительностью 31 час (здесь и далее данные о полётах указаны без учета работы наблюдателей).

Далее последовал перерыв в боевой деятельности. Личный состав отряда занимался сборкой и облётом новых самолётов – двухместных "Ньюпоров"-9 (N292) и -10 (N287).

Патрульные и разведывательные полёты возобновились с 12 мая 1916 года, а 20 мая 1916 года поступил приказ штаба 7-й армии "отряду с обозом перейти... из деревни Яблонов в город Бучач".

26 мая 1916 года свою первую победу одержал подпоручик Орлов. В тот день он дважды поднимался на преследование – в 18.05 и в 19.30. Во втором полёте Орлов набрал высоту 3150 м и, обнаружив австрийский самолёт, атаковал на высоте 2500 м. Преследуя противника, командир отряда снизился до высоты 500 м. Вражеский наблюдатель вёл ответный огонь, но вскоре в результате атак подпоручика Орлова был убит, а лётчик ранен. Повреждённый аэроплан упал у леса близ деревни Петликовце-Старе (в районе города Чертков) на территории, контролируемой неприятелем. Несмотря на это, победу лётчику засчитали, так как факт падения был подтверждён русскими наземными войсками. Согласно австрийским сведениям, командир 7-го АОИ атаковал разведчик "Ллойд" С.II 42.21 из 9-й авиационной роты (Flik 9). Наблюдатель Вальтер Шмидт (Walter Schmidt) был тяжело ранен. Пилот Карл Румиха (Karl Rumiha), также раненый, смог посадить сильно повреждённый самолёт с остановившимся двигателем позади линии своих окопов под Осовце. Орлов мог одержать свою победу на самолёте "Моска-Быстрицкий" МБ (зав. № 2) или на одном из "Ньюпоров" (N287 или N292). За этот бой подпоручик позже был награждён Георгиевским оружием.

В мае 1916 года лётчики отряда совершили 73-и боевых вылета общей продолжительностью 62 ч. 50 мин. Пример показал командир, ставшим первым по числу полётов и их продолжительности (26 полётов/24 ч. 33 мин.).

В начале июня 1916 года отряд по болезни покинул наблюдатель сотник Ильин, на его место вскоре прибыл прапорщик Семен Яковлевич Корф.

Примечание:

    • Основная тактическая единица австро-венгерской боевой авиации. Авиационные роты восточного фронта по числу самолётов и задачам соответствовали русским корпусным авиаотрядам.
    • Младшее офицерское звание – прим. авт.


3 июня 1916 года лётчик подпоручик Бычков с наблюдателем подпоручиком Саковичем вылетели на самолёте МБ для преследования аэроплана противника по маршруту Микулинце-Струсов-Трембовле-Микуленце. Задание выполнено: неприятельский аэроплан линии фронта не пересекал. Лётчик Бычков с наблюдателями Саковичем и Русановым на "Моске" успешно провёл ещё несколько подобных вылетов (5, 9, 10 и 11-го июня). Все они имели один результат: самолёты противника уходили на свою территорию, не вступая в бой.

11 июня 1916 года, в 6-й авиационный парк, в Киеве сдали аэроплан МБ (зав. N2 2), выработавший ресурс. Взамен получили аналогичные "Моски" (зав. №№ 6 и 7). Таким образом, на вооружении отряда по-прежнему оставались только двухместные машины "Ньюпор"-9 и -10 и "Моска- Быстрицкий". Ни одного одноместного истребителя не было.

12 (по другим данным – 13-го) июня 1916 года была одержана ещё одна воздушная победа 7-го отряда. Согласно "Сведениям о сбитых самолётах с 25 марта 1916 года (со дня формирования 7-го АОИ) до 24 июля 1917 года", помещённым в приказах по отряду за июль 1916 года, 12 июня 1916 года подпоручик Орлов сбил (точнее – принудил к посадке на своей территории)самолёт противника "у Буркановского леса над Макувой горой совместно с прапорщиком Янченко."

Другое описание этого боя – из коммюнике штаба ВГК от 14 июня 1916 года – свидетельствует только об одном его участнике: "наш лётчик подпоручик Орлов, подымавшийся в этот день уже 10 раз (значит, дело было к вечеру – прим. авт.) на высоте 2400 м нагнал неприятельского лётчика, вступил в с ним в бой, и, обстреляв, заставил снизиться с сильным креном у д. Подгайцы". Данные австрийского архива подтверждают потерю разведчика "Авиатик" В.III 33.30 из 27-й авиароты. Раненый экипаж-лётчик цугсфюрер Фридрих Шаллингер (Friedrich Schallinger) и наблюдатель фёнрих 3* Густав Вёнглер (Fahnrich Gustav Wangler) попал в плен. Интересно, что, согласно австрийским сведениям, немецкие лётчики, пролетавшие рядом, видели только падающий в крутой спирали самолёт севернее Несвиж-Торчин и не знали причину его падения.

За бой 12 июня 1916 г. старший унтер-офицер 3 августа 1916 г. Янченко получил Георгиевский крест I степени № 11362. Ещё раньше приказом № 211 по 2-му армейскому корпусу от 8.07.16 он же был удостоен Георгиевского креста 2-ой степени № 10528 "за воздушные бои с неприятельскими самолётами". Таким образом, Василий Янченко в августе 1916 г. стал полным Георгиевским кавалером (кресты 4-й и 3-й степеней были получены им ещё в 12-м корпусном авиаотряде "за разведывательные полёты 1915 года").

За июнь лётчики отряда совершили 37 боевых вылетов. По числу и продолжительности полётов лидировали Янченко (14 полётов /14 ч 4 мин) и Орлов (10 полётов /10 ч 45 мин). В июле состоялся 41 боевой вылет общей продолжительностью 47 час 57 мин, больше всех опять налетали командир (16 полётов /20 ч) и Янченко (15 полётов /15 ч 25 мин). Последний за боевые отличия приказом ГК армиями Юго-Западного фронта № 1384 от 23.08.16 произвёден в прапорщики.

В начале августа отряд получил новые самолёты – двухместные "Ньюпоры" тип 9 (N473 французской постройки и № 205 завода "Дукс") и (наконец-то!) первый истребитель "Ньюпор"-21 (N1302). Интенсивность работы в августе снизилась: имелось только 3 лётчика (Бычков, Матвеевич и Янченко). Командир 3 августа был командирован на авиазаводы "Дукс" (Москва) и "Лебедев" (Петроград) для ознакомления с новой техникой. 6-го числа при взлёте с аэродрома Московской авиашколы на истребителе-триплане конструкции А.А. Безобразова Орлов попал в аварию: сломалась ось колёс, самолёт перевернулся и был основательно повреждён. Лишь к февралю следующего года его отремонтировали. Известный авиационный историк В.Б. Шавров писал, что дальнейшая судьба аппарата неизвестна. Автору удалось найти продолжение этой истории: с 28 мая 1917 г. триплан Безобразова с мотором "Рон" 80 л. с. № 2406 числился среди боевых самолётов 7-го отряда. На нём летал Орлов. Возможно, аэроплан некоторое время использовался для тренировок.

В августе отряд выполнил 21 боевой вылет (36 ч 26 мин). Воздушных побед не было. Тем не менее, офицеры 7-го иао получили награды: наблюдатель корнет Липский – орден Св. Владимира 4-й степени; военный лётчик Матвеевич и наблюдатель Сакович – ордена Св. Анны 4-й степени с надписью "За храбрость".

3 сентября отряд перебазировался на новый аэродром у фольварка Вычулки. 12 сентября 1916 года из 3-го као в отряд прибыл лётчик Анатолий Викторович Шкарин.

22 сентября подпоручик Орлов и прапорщик Янченко «8 9 час 20 мин вылетели на двух "Бебе" ("Ньюпорах"-21. Орлов – на N1514 с пулемётом "Льюис" 4* , Янченко – на N1302 – прим. авт.) для преследования противника. Подпоручик Орлов преследовал его сзади.

      • Звание, в мирное время присваиваемое по окончании офицерского училища
        • Так значится в документах, но на фотографии видно, что над верхним крылом был установлен немецкий "Бергман".

военный лётчик подпоручик Бычков с наблюдателем подпоручиком Саковичем вылетели на самолёте МБ для преследования аэроплана противника по маршруту Микулинце-Струсов-Трембовле-Микуленце. Задание выполнено: неприятельский аэроплан линии фронта не пересекал. Лётчик Бычков с наблюдателями Саковичем и Русановым на "Моске" успешно провёл ещё несколько подобных вылетов (5, 9, 10 и 11 июня 1916 года). Все они имели один результат: самолёты противника уходили на свою территорию, не вступая 8 бой.

11 июня 1916 года в 6-й авиапарк в городе Киеве сдали аэроплан МБ (зав. N2 2), выработавший ресурс. Взамен получили аналогичные "Моски" (зав. №№ 6 и 7). Таким образом, на вооружении отряда по-прежнему оставались только двухместные машины "Ньюпор"-9 и -10 и "Моска- Быстрицкий". Ни одного одноместного истребителя не было.

12 (по другим данным – 13-го) июня 1916 года была одержана ещё одна воздушная победа 7-го отряда. Согласно "сведениям о сбитых самолётах со дня формирования 7-го АОИ до 24 июля 1917 года", помещённым в приказах по отряду за июль 1917 года, 12 июня 1917 года подпоручик Орлов сбил (точнее – принудил к посадке на своей территории) самолёт противника "у Буркановского леса над Макувой горой совместно с прапорщиком Янченко."

Другое описание этого боя – из коммюнике штаба ВГК от 14 июня 1916 года – свидетельствует только об одном его участнике: "наш лётчик подпоручик Орлов, подымавшийся в этот день уже 10 раз (значит, дело было к вечеру – прим. авт.) на высоте 2400 м нагнал неприятельского лётчика, вступил в с ним в бой, и, обстреляв, заставил снизиться с сильным креном у д. Подгайцы". Данные австрийского архива подтверждают потерю разведчика "Авиатик" В.III 33.30 из 27-й авиароты. Раненый экипаж-лётчик цугсфюрер Фридрих Шаллингер (Friedrich Schallinger) и наблюдатель фёнрих *** Густав Вёнглер (Fahnrich Gustav Wangler) попал в плен. Интересно, что, согласно австрийским сведениям, немецкие лётчики, пролетавшие рядом, видели только падающий в крутой спирали самолёт севернее Несвиж-Торчин и не знали причину его падения.

3 августа 1916 года старший унтер-офицер Янченко получил Георгиевский крест 1-ой степени, с бантом № 11362 "за бой 12 июня 1916 года". Ещё раньше приказом № 211 по 2-му армейскому корпусу ЮЗФ от 8.07.1916 года Янченко был удостоен Георгиевского креста 2-ой степени № 10528 "за воздушные бои с неприятельскими самолётами". Таким образом, Василий Янченко в августе 1916 года стал полным Георгиевским кавалером (кресты 4-ой степени и 3-й степени, с бантом были получены им ещё в 12-м корпусном авиаотряде "за разведывательные полёты" 1915 года).

За июнь лётчики отряда совершили 37 боевых вылетов. По числу и продолжительности полётов лидировали Янченко (14 полётов /14 ч. 4 мин.) и Орлов (10 полётов /10 ч. 45 мин.). В июле состоялся 41 боевой вылет общей продолжительностью 47 час. 57 мин., больше всех опять налетали командир (16 полётов /20 ч.) и Янченко (15 полётов /15 ч. 25 мин.). Последний, а именно Янченко за боевые отличия приказом ГК армиями Юго-Западного фронта №1384 от 23.08.1916 года произведен в прапорщики.

В начале августа 1916 года отряд получил новые самолёты – двухместные "Ньюпоры" тип 9 (N473 французской постройки и № 205 завода "Дукс") и (наконец-то!) первый истребитель "Ньюпор"-21 (N1302). Интенсивность работы в августе 1916 года снизилась: имелось только 3 лётчика (Бычков, Матвеевич и Янченко). Командир авиаотряда истребителей подпоручик Иван Орлов 3 августа 1916 года был командирован на авиазаводы "Дукс" (Москва) и "Лебедев" (Петроград), для ознакомления с новой техникой. 6 августа 1916 года при взлёте с аэродрома Московской авиашколы на истребителе-триплане конструкции А.А. Безобразова, командир авиаотряда подпоручик Иван Орлов попал в аварию: сломалась ось колёс, самолёт перевернулся и был основательно повреждён. Лишь к февралю следующего 1917 года его отремонтировали. Известный авиационный историк В.Б. Шавров писал, что дальнейшая судьба этого аппарата неизвестна. Автору удалось найти продолжение этой истории: с 28 мая 1917 года триплан Безобразова, с мотором "Рон" 80 л. с. №2406, числился среди боевых самолётов 7-го ИАО. На нём и летал командир авиаотряда подпоручик Иван Орлов. Возможно, аэроплан некоторое время использовался для тренировок.

В августе 1916 года отряд выполнил 21 боевой вылет (36 ч. 26 мин). Воздушных побед не было. Тем не менее, офицеры 7-го ИАО получили награды: наблюдатель корнет Липский – орден Святого Владимира 4-ой степени; военный лётчик Матвеевич и наблюдатель Сакович – ордена Святой Анны 4-ой степени, с надписью "За храбрость".

3 сентября 1916 года отряд перебазировался на новый аэродром у фольварка Вычулки. 12 сентября 1916 года из 3-го корпусного авиационного отряда в отряд прибыл лётчик Анатолий Викторович Шкарин.

22 сентября 1916 года подпоручик Орлов и прапорщик Янченко «В 9 час. 20 мин., вылетели на двух "Бебе" ("Ньюпорах"-21. Орлов – на N1514 с пулемётом "Льюис", **** Янченко – на N1302 – прим. авт.) для преследования противника. Подпоручик Орлов преследовал его сзади.

Примечание:

      • Звание, в мирное время присваиваемое по окончании офицерского училища.
        • Так значится в документах, но на фотографии видно, что над верхним крылом был установлен немецкий "Бергман".

Перерезав дорогу неприятельскому самолёту на Брзежанском направлении, прапорщик Янченко атаковал его и обстрелял из пулемёта зажигательными патронами. Мы видели, как неприятельский самолёт вдруг начал падать, причём из аппарата показалась струя черного дыма. В это время были атакованы вторым неприятельским самолётом, который обстреляли и заставили уйти в свое расположение.» Ещё одно сообщение об этом бое из коммюнике штаба ВГК № 5 от 24 сентября 1916 г: «б районе Золотой Липы произошло 6 воздушных боев, причем подпоручик Орлов и прапорщик Янченко, преследуя неприятельский аэроплан, удачно обстреляли его зажигательными пулями. Неприятельский самолет опустился, окутанный дымом.» Несколько иной финал в другом сообщении: «после обстрела из пулемётов противник упал объятый пламенем в районе Бжезан.»

Приказ начальника штаба ВГК от 27.09.16 № 1328 извещал, что царь Николай II наградил Василия Янченко званием "военного лётчика'.

За сентябрь трое лётчиков отряда произвели 33 боевых полёта (34 час 16 мин).

В октябре полёты стали реже, в основном из-за погодных условий. Третью победу одержал прапорщик Янченко. 5 октября он «во время второго вылета в 16 час. 5 мин. в район Свистельники-Потуторы встретил три неприятельских самолёта в районе Липица Гурна, из которых первый после атаки скрылся на своей территории, а два других вступили в бой, причем один из них был сбит и начал планировать в свою сторону. Третий самолёт также скрылся за своей линией.» К сожалению, Янченко не удалось проследить место посадки сбитого самолёта. Скорее всего, было не до этого. По данным австрийского архива удалось установить, что 8 этот день был потерян разведчик "Бранденбург" C.I 64.27 из 9-й авиационной роты. Захваченные в плен лётчик цугсфюрер Иоганн Майер (Johann Mayer) и наблюдатель лейтенант Макс Писториус (Leutnant Max Pistorius) утверждали, что приземлились вблизи Потуторы после обстрела с земли из-за поломки магнето. Им удалось сжечь самолёт, так что русским трофеем стал лишь мотор "Даймлер" 160 л. с. №17160. Имеющиеся данные (заглохший мотор и совпадающее место боя) позволяют предположить, что австрийский аэроплан мог быть сбит Янченко.

В октябре четыре лётчика отряда совершили 14 боевых полётов (22 час 56 мин). По разным причинам из отряда убыли прапорщик Матвеевич – по состоянию здоровья в тыловой Одесский авиаотряд и наблюдатель поручик Сакович – в очередной отпуск. Последний в отряд не вернулся: ему удалось в добиться зачисления в Севастопольскую авиашколу. Примечательным событием стало возвращение прапорщика Гильшера. Об этом 8 приказах по отряду лишь короткая запись: "30 октября вернулся после излечения". "Излечение" состояло в том, что пришлось научиться ходить (а потом и летать) с протезом на левой ноге. С большим трудом Гильшеру удалось получить разрешение вернуться на службу в авиацию.

В ноябре отряд получает существенную прибавку в самолётах. Правда, прибыла весьма "разношёрстная компания": два двухместных разведчика ("Вуазен" завода Анатра, зав. № 388 и "Ньюпор"-9 завода Лебедева, № 161) и два истребителя французского производства ("Ньюпор"-11 N1679 и -21 N1881). Первая "парочка" скорее подошла бы для корпусного или армейского отряда, но приходилось брать то, что дают. С другой стороны, учитывая, что штабы не раз давали отряду задания на разведку, и эти аппараты были явно не лишними.

7 ноября 1916 года подпоручик Орлов убыл в командировку во Францию. Командование отрядом временно принял штабс-капитан Медель. Другим заметным событием месяца стал налёт противника на наш аэродром 11 ноября 1916 года, о чем записано в книге приказов: "…в 13 час 10 мин сброшенной с неприятельского аэроплана бомбой ранен в ногу наблюдатель прапорщик Корф, остался в строю." Никаких других потерь, по-видимому, не было. В ноябре четвёрка лётчиков отряда выполнила 20 боевых полётов (29 ч 32 мин). Командование отметило успехи старшего унтер-офицера Михаила Янченко (брата Василия Янченко). За разведки, фотографирование позиций и воздушный бой в августе и сентябре, когда он летал наблюдателем (часто с командиром отряда), в ноябре Михаил был награжден Георгиевскими Крестами 4-й и 3-й степеней.

В декабре 1916 года на фронте наступило затишье. Офицеры стали разъезжаться в отпуска (прапорщик Корф) и командировки за самолётами (прапорщик Янченко, подпоручик Бычков). Отряд получил истребители "Ньюпор"- 21 (N1872 и N1889). Одновременно стали избавляться от двухместных аэропланов: в 32- й као передали "Ньюпор"-9 (N1001), а в 3-й армейский отряд – "Вуазен" (№ 388). 29 декабря с завода Лебедева из Петрограда прибыл "Лебедь-VH" (неудачная русская копия английского "Сопвич Таблоид"). Самолёт считался истребителем, хотя никакого вооружения не нёс. После пробного полёта (Василий Янченко) аэроплан был поломан при посадке и позже убыл в 6-й авиапарк для ремонта. В декабре трое лётчиков 7-го иао летали 9 раз на боевые задания, продолжительность полётов составила 12 ч. 46 мин.

В январе Нового 1917 года погода позволила летать только в первую неделю. Боевые задания выполняли корнет Гильшер и прапорщик Янченко. Потом погода испортилась на долгое время, лишь 15-го и 16-го удалось сделать по одному вылету (Янченко). К концу месяца с улучшением погоды работа отряда возобновилась в полном объёме. С 27 января 1917 года на боевое патрулирование вылетало по три лётчика (из четырёх). Всего за январь 1917 года лётчики Гильшер, Бычков, Шкарин и Янченко совершили 23 боевых вылета (25 ч. 57 мин). В этих полётах был повреждён "Ньюпор"-11 (N1232) и списан после неудачной посадки 'Ньюпор"-9 (№ 205). 31 января 1917 года в отряд пришла телеграмма с трагическим известием: "наблюдателя… прапорщика Квасникова, застрелившегося в гор. Москве, в госпитале, исключить из списков отряда с 25 января с. г.". Причина, толкнувшая авиатора на самоубийство, автору не известна.

В феврале 1917 года активность авиации заметно усилилась. За месяц пять лётчиков 7-го АОИ (19 января 1917 года прибыл поручик Донат Макиёнок) выполнили 45 вылетов на патрулирование (в донесениях писали "барраж"), разведку и фотографирование общей продолжительностью 58 ч. 5 мин. Особо следует отметить воздушный бой 22 февраля 1917 года. В тот день лётчики поручик Макиёнок и прапорщик Янченко встретились над деревней Свистельники на высоте 2200 м с самолётом противника и после 20-минутной схватки (восемь совместных атак) сбили его. Вражеский аэроплан упал в расположении противника на поле западнее местечка Липница Горна (или Липица Гурна). Во время боя Янченко снижался до 400 м, Макиёнок – до 800 м. Для Макиёнка это была первая победа, подтверждённая другим свидетелем. Хотя самолёт упал на территории противника, о нём сообщалось в приказах по отряду и дивизиону.

4 марта 1917 года в Петроград вернулся из Франции Иван Орлов. Там он проходил стажировку в знаменитой группе "Аистов" (в эскадрилье N3), где служили известные французские асы. 24 января 1917 года (по новому стилю) Орлову удалось добиться частичного успеха – победа была записана как "предположительная". За этот бой русский лётчик был награждён Военным Крестом с пальмой (Croix de Guerre avec palme) (крест "автоматом" вручали всем, кто упоминался в приказах, а пальма указывала на упоминание в приказе армейского уровня).

В марте 1917 года до фронта докатились отголоски февральской революции. Временное правительство ввело в армии "демократические" порядки. Приказом по Военному ведомству от 7 марта 1917 года вместо "нижний чин" вводилось звание "солдат". Солдаты получили право курить в любом месте, ездить в трамвае, ходить в трактир, а также выбирать комитеты и командиров. Всё это стало первыми шагами к развалу армии. "Джинн" был выпущен из бутылки…

В марте накал воздушной брьбы не ослабевал и лётчики 7-го аои выполнили 77 полётов (85 ч. 15 мин.). Тогда же отряд получил "Моран-Монокок" 5* (MS745), на котором стал летать прапорщик Янченко. С 18 апреля 1917 года он же летал на "Монококе тип VI" 5* (MS739) с пулемётом "Виккерс". Оба аппарата в течение месяца были повреждены и сданы на базу дивизиона.

7 марта 1917 года три самолёта (два "Ньюпора" и "Монокок") 7-го отряда вступили в бой с двумя немецкими аэропланами над Монастыржеско. "Большой самолёт бомбоносец, не принял боя и с большим снижением ушёл в своё расположение. Охраняющий истребитель двухстоечный, двухпулемётный 6* вступил в бой и после нескольких атак наших лётчиков так же удалился в свое расположение." После приземления в заголовнике "Ньюпора"-21 Макиёнка было обнаружено 4-е пробоины всего в 2 см от головы лётчика!

5* В обоих случаях имелся в виду "Моран-Солнье" тип I. "Монокок" – полуофициальное название всей серии истребителей (типы N. I и V). a MoS б – французское "военное" обозначение типа I (в исторической литературе принято именовать "Мораны" их заводскими буквенными обозначениями).

6* Скорее всего, обычный двухместный разведчик. "Истребителем" у нас величали любой аппарат, вооружённый синхронным пулеметом, поскольку русские разведчики такого вооружения, как правило, не имели.

23 марта 1917 года отряд получил приказание о переводе на новое место базирования в Тысменицу. Вылетевший со старого аэродрома Вычулки прапорщик Шкарин после выполнения задания должен был приземлиться на новый аэродром. Однако его полет закончился трагически, о чем сообщил командир 7-го авиадивизиона В.Г. Баранов: "около 13 часов разбился насмерть лётчик прапорщик Шкарин на Бебе ("Ньюпор"-21 N1881 – прим. авт.). Возвращаясь с охраны фронта поломались крылья, упал с высоты 1000 м близ Коростянина." По другим данным "во время перелёта …Шкарин после боя с неприятельским самолётом продолжил прелёт, при падении от невыясненной причины разбился насмерть." Таким образом, причиной разрушения крыльев могли стать повреждения, полученные в бою.

В последний день марта лётчики отряда одержали две победы. Поручик Макиёнок в своём донесении сообщал: "8 8 час 45 мин утра вылетев для преследования неприятельского самолёта, шедшего по направлению Тысменица-Станиславув, но не догнав его, я заметил два самолёта в районе Богородчаны. Сблизившись с ними, я увидел, что одним из них был наш Моран Парасоль (как потом выяснилось 3-го као), а другой был преследующий его неприятельский Альбатрос. Наш самолёт уходил к себе в тыл, а неприятельский самолёт преследовал и расстреливал его. Будучи мною атакован в районе Лысей, он бросил преследование Морана Парасоль и вступил со мной в бой, продолжавшийся 7 минут. …обладая большей скоростью, противник не давал возможность мне удачно атаковать его. Во время нашего боя к нам приблизился наш самолёт Моран Монокок, на котором летел военный лётчик прапорщик Янченко. Когда неприятель пикировал на меня, прапорщик Янченко атакой сверху заставил неприятеля снизиться на равную со мной высоту, что способствовало удачной атаке. После моей последней атаки противник быстро начал падать, переваливаясь через крыло, и упал, загоревшись, в лес к западу от Майданской Буде. Снизившись до высоты 800 м и убедившись, что неприятельский самолёт сгорел, я повернул на свой аэродром Марковце." Телеграмма из штаба 117-й пехотной дивизии подтвердила сбитие неприятельского самолёта. Сообщение об этом попало в офицальную сводку штаба Верховного Главнокомандования.

Другой бой провели Гильшер и Янченко. В архиве удалось найти донесение первого: '…другой неприятельский самолёт был атакован мною в районе деревни Посечь. Прикрываясь солнцем, удалось сблизиться на дистанцию 15-20 метров. Неприятель стал уходить спиралью очень малого радиуса, я следовал за ним, стреляя короткими очередями. Вскоре ответные выстрелы прекратились, неприятель скользнул и начал круто снижаться… скрылся в лесу в районе высоты 417, что западнее надписи Пусте Поле. Посадки его я не видел." В тот же день в 15.25 была получена телеграмма от подпоручика Черняева из штаба 12 армейского корпуса о том, что "самолёт противника упал в лес в направлении деревни Посечь, выпуская струю черного дыма." Ещё одно свидетельство об этом бое: "Другой самолёт противника после многих атак корнета Гильшера и прапорщика Янченко круто спустился к северо-западу от деревени Невочин в лес". Поскольку обе схватки проходили почти одновременно (между 9 и 10 часами утра) и примерно в одном районе, не исключено, что пехотой мог быть замечен аэроплан, сбитый Макиёнком.

В офицальном сообщении ("Телеграмма штаба ВГК. Действия лётчиков") речь, как о состоявшемся факте, идет о двух победах,: "31 марта в районе Богородчан (в Галиции) нашими лётчиками поручиком Макиёнок, корнетом Гильшером и прапорщиком Янченко сбито два германских самолёта, упавших в расположении противника, причем сбитый поручком Макиёнок самолёт при падении загорелся". А в списке побед отряда, составленном в июле 1917 года две победы превратились в одну, одержанную совместно Макиёнком и Янченко (но без участия Гильшера).

По данным австрийского архива 13 апреля 1917 года (по новому стилю) в районе Богородчан состоялся воздушный бой "Бранденбурга" C.I 67.03 из 7-й авиароты с русским "Ньюпором". Лётчик фельдфебель Пауль Хабличек (Feldwebel Paul Hablitschek) был ранен в бедро и наблюдатель оберлейтенант Роман Шмидт (Oberleutnant Roman Schmidt), взяв управление на себя, попытался совершить вынужденную посадку в расположении 14-й воздухоплавательной роты. Приземление оказалось неудачным и самолёт разбился. Хабличек скончался 26 мая, Шмидт отделался "лёгким испугом".

Отнести этот "Бранденбург" на счёт Макиёнка мешает одно обстоятельство: на нём не было пожара. Кроме того, австрийскому экипажу также была засчитана победа ("Ньюпор", принужденный к посадке), что может указывать на воздушный бой с "Ньюпором"-10бис 7* прапорщика Мартирова из 4-го артиллерийского авиаотряда, в котором наш истребитель был повреждён и вынужденно приземлился.

В тот же день в воздушном бою был повреждён другой разведчик из той же австрийской части (вероятно, "Бранденбург" C.I). Наблюдатель лейтенант Селига (Szeliga) был ранен в оба бедра, но лётчик цугсфюрер Клефац (Klefac) остался цел и благополучно посадил машину на своём аэродроме.

7* Русское название одноместных "Ньюпоров"-10 отечественной постройки.


В апреле 1917 года аэродром 7-го отряда находился у Марковце. Пять лётчиков выполняли боевые задания в районе Монастыржеско-Калуш-Станислав-Майданы-Богородчаны на истребителях "Ньюпор"-11 ( N1232 и N1679), "Ньюпор"-21 (N1514, N1872 и N1889) и "Моран" I (MS739), а также двухместном "Вуазене" № 366 завода Анатра (разведку вели командир отряда Орлов с наблюдателем штабс-капитаном Русановым).

8 апреля 1917 года лётчики Орлов и Макиёнок в районе Колодзиновки заметили неприятельский разведчик. Орлов атаковал его и убил или ранил наблюдателя. В это время наш пилот сам подвергся атаке второго неприятельского самолёта, с которым вступил в бой. Над Станиславом подошёл Макиёнок и заставил противника снизиться в районе населенного пункта Майданы. После этого наших лётчиков атаковал третий неприятельский самолёт и они вынуждены были уйти, так как закончились патроны.

14 апреля поручик Макиёнок в районе Ямницы атаковал самолёт противника, который перевалился через крыло и со снижением ушёл к Козяркам, где и опустился на территории противника, так что подтвердить победу не удалось. 21-го Макиёнок (совершивший, кстати, в апреле больше всех вылетов – 22) в районе Драгомиричаны встретил два неприятельских аэроплана, один из которых после первой атаки ушёл к себе в тыл, а другой вступил в схватку. После 10-минутного боя над дер. Загвоздь неприятель с большим снижением ушёл к себе в тыл. Затем в районе Ямница наш пилот встретил ещё пару вражеских машин. Она из них, не принимая боя, ушла по направлению Калуша. Вторая после обмена выстрелами также ушла к себе в тыл. Во время этого патрулирования Макиёнок подвергся обстрелу зенитной артиллерии противника. Данный эпизод свидетельствует о достаточно высокой активности авиации на данном участке фронта.

2 мая корнет Гильшер вылетел для патрулирование района Галич-Иезуполь-Зельоне на "Ньюпоре"-21 N1872. На высоте 3800 м "в 8 час 20 мин обнаружил самолёт противника, атаковал его и сбил. Неприятель сел в районе к югу от Большовце. Во время приготовлений к атаке и маневров неприятельский самолёт отстреливался ракетами и пулями со светящейся траекторией. Во время боя наблюдатель немецкого самолёта прекратил стрельбу, несколько раз в знак сдачи подымал руки и показывал на землю. Самолёт упал в районе дер. Боушув и уничтожен на земле артиллерией." Согласно другим документам, германский самолёт упал за линией окопов на участке 5-го Заамурского пехотного полка: "прямым попаданием наших батарей самолёт уничтожен." Единственная неточность здесь в том, что самолёт был не немецким, а австрийским. Найденный в архиве документ гласит, что 15 мая 1917 г. (по новому стилю) самолёт "Эффаг" С.И 52.52 из 11-й авиароты с пилотом цугсфюрером Пиусом Мосбруггером (Pius Moosbrugger) и наблюдателем оберлей- тенантом Юлиусом Хохенеггом (Oberleutnant Julius Hochenegg) был сбит в районе Большовце французским "Спадом". Самолёт приземлился позади своих линий и был уничтожен неприятельской артиллерией. Пилот уцелел, наблюдатель погиб.

Из других майских вылетов интерес представляет бой 9-го числа, когда подпоручик Орлов, вылетевший на патрулирование по маршруту Станиславув-Иезуполь-Галич "в районе дер. Рыбно увидел неприятельский "Альбатрос", летевший по направлению наших позиций. Атаковал его, выпустив 15 патронов, заставил спикировать у дер. Мыслужь. Продолжая патрулировать, увидел ещё два неприятельских самолёта. Из них один двухпулемётный и больших размеров. Атаковал его в районе Присуп. Самолёт принял бой. После второй атаки неприятельский самолёт опустился к западу от высоты 829 на склоне ея к югу от Ясень." Поскольку всё произошло в неприятельском тылу, подтверждения этой победы найти пока не удалось. Скорее всего, повреждённый аэроплан совершил вынужденную посадку.

Командир 7-го отряда выполнял полёты не только "истребительного профиля". Так, 20 мая "нашим лётчиком подпоручиком Орловым во время ночного полёта сброшены бомбы на батареи противника западнее Станислава".

В мае лётчики отряда совершили 105 боевых полётов общей продолжительностью 129 ч 41 мин. Чаще всего столкновения с противником оканчивались безрезультатно по причине преимущества аэропланов последнего в скорости и высотности. Командир 7-го дивизиона Баранов докладывал, что неприятельский разведчик ("Альбатрос", "Брандебург") по скорости превосходит "Бебе". Другой причиной малого количества побед были частые отказы пулемётов на русских машинах.

В июне отряд базировался сначала на аэродром Козово, затем – Виктуровка. Район полётов включал Плотычь-Бжезаны-Хиновице-Куропатники-Сухов. На шесть лётчиков приходилось восемь истребителей "Ньюпор" (тип 11 – N1232 и N1679; тип 17 – N2451, N2453 и N2480; тип 21 – N1872, N1889 и N1990) и два двухместных аппарата ("Ньюпор"-10 N702 и "Вуазен" № 366). Всего за июнь было совершено 156 боевых полётов (191 ч 11 мин).

8 июня после окончания Севастопольской авиашколы в отряд вернулся поручик Сакович, раньше летавший наблюдателем. Однако его карьера военного лётчика трагически закончилась, не успев толком начаться: 15 июня при вылете на разведку района близ Козово около 7 час утра "Ньюпор"-11 N1232 с пулемётом "Гочкис" 8* сорвался в штопор с высоты 150 м.

10 июня поручик Макиёнок летал "для снижения неприятельского аэростата. Северо- западнее Бжежан …аэростат был обстрелян из пулемёта, после чего быстро снизился." 16 июня он же "в районе Шибалин атаковал противника, который круто снизился и сел за линию своих окопов у фольварка Марценювка. Вслед за этим сам был атакован двумя Фоккерами и сбит, сел за линией своих окопов. В воздушном бою пробиты в 6 местах крылья, отбито управление руля поворота, сломано нижнее крыло. Самолёт перешел на спираль и сел у своих окопов". "Армейский вестник" так вкратце сообщил об этом бое: ".. .у станции Потуторы самолёт противника, атакованный лётчиком поручиком Макиёнок, сел в своём ближнем тылу." Ни слова о том, что для самого русского пилота этот бой едва не стал последним…

8* Так в документах, но на фотографиях виден стандартный "Льюис".

13 июня командир отряда Орлов вовремя пришёл на помощь боевому товарищу: "один из самолётов противника пытался атаковать самолёт прапорщика Янченко сзади, но атакованный мной, уклонился от боя и ушёл в тыл своего расположения. Вынужден был прекратить бой из- за разрыва гильзы и отказа пулемёта".

14 июня Янченко "в районе Шумляны вступил в бой с тремя самолётами противника, один из самолётов противника снизился, место падения проследить не удалось, так как вынужден был планировать сам."

17 июня отряд понёс тяжёлую потерю: в воздушном бою погиб первый командир отряда Иван Орлов. Он "был атакован двумя истребителями противника "Фоккер", после боя оторвалось правое нижнее крыло ("Ньюпор"-23 N2788 с пулемётом "Виккерс" – прим. авт.) и самолёт с высоты 3000 м упал и разбился совершенно у высоты 400 в нашем расположении у первой линии окопов." Новым командиром 7-го аои стал корнет Юрий Гильшер.

19 июня лётчики отряда совершили пять боевых вылетов, причем подпоручик Богданов трижды вступал в бой. Прапорщик Янченко два раза атаковывал самолёты противника в районе Потуторы и один из них с большим снижением ушёл в свое расположение. Сам Янченко в донесении сообщал: "…самолёт противника, корректирующий стрельбу был мною атакован и сбит. Снизился в районе Адамувки у Бжежан."

23 июня Янченко вылетал на "Ньюпоре"- 21 N1889 на разведку и фотографирование артиллерийских позиций. Батареи противника были "сфотографированы в районе северо-восточнее Брзежан. Самолёт противника, пытавшийся атаковать во время фотографирования, был совместно с поручиком Макиёнок сбит и упал в расположении неприятеля у дер. Лапшин, второй самолёт противника отошёл в тыл." Макиёнок летал на "Ньюпоре"-17 N2453 для охраны фотографирующего самолёта.

28 июня Янченко и Макиёнок вылетели на патрулирование, в районе Бжежан настигли четверку самолётов противника и вступили с ними в бой: "один из самолётов спустился окутанный густым дымом". Подбитый враг скрылся на своей территории.

В июле ситуация на фронте изменилась в худшую сторону. Июньское наступление провалилось. Русская армия разлагалась под воздействией большевисткой агитации. Несмотря на это, русские лётчики продолжали самоотверженно выполнять боевую работу. 4 июля командир отряда корнет Гильшер сбил аэроплан противника, который "сначала планировал, а затем совершенно вертикально пошёл вниз и со значительной высоты упал в районе высоты 412 к юго-западу от Посухова (8 верст южнее Брзежаны) в ближнем тылу противника. На земле расстрелян нашей артиллерией". По немецким данным 17 июля (по новому стилю) в районе Брзежан был потерян самолет из 242-го артиллерийского авиаотряда 9* (FAA 242), пилот ефрейтер Арно Науман (Gefreiter Arno Naumann) погиб, наблюдатель оберлейтенант Петер Халльстрём (Peter Hallstrom) ранен.

5 июля очередную победу одержал прапорщик Янченко. Патрулируя по маршруту Козово-Брзежаны-Потуторы, он настиг противника за линей фронта. "Самолёт, атакованный у Бжежан круто пошёл вниз с большой дымовой струёй и скрылся в тыл у шоссе северо-западнее Бжежан."

Вечером 7 июля в неравном воздушном бою погиб командир отряда корнет Юрий Гильшер. На перехват неприятельской эскадрильи, летевшей бомбить Тарнополь, забитый панически отступающими русскими войсками и беженцами, поднялись Гильшер, Макиёнок и Янченко. Вот как описывает этот бой один из его участников прапорщик Янченко: "Поручик Макиёнок, отвлечённый боем с одним из самолётов противника, отошёл в сторону….настигли эскадрилью вблизи Тарнополя, навстречу нам показалось ещё 8 аэропланов противника и эта эскадра из 16 аэропланов окружила нас. Один из неприятельских аэропланов был сбит" (это из эмоционального письма отцу погибшего Гильшера. В боевом донесении Янченко о сбитом самолёте противника нет ни единого слова, однако в "сведениях о сбитых самолётах со дня формирования 7-го аои до 24 июля 1917 г." эта победа присутствует). Не утомляя читателя длительным описанием подробностей этого боя, достаточно сказать, что Гильшер был сбит наблюдателем одного из разведчиков с близкой дистанции – 70 м. Его "Ньюпор"-17 N2451 (пулемёты "Льюис") разрушился ещё в воздухе. Позже командира торжественно похоронили в г. Бучач в Галиции. В приказе по отряду за № 195 от 7 июля 1917 года сказано, что в "лице Корнета ГИЛЬШЕРА отряд теряет второго командира, свято, идейно и героически исполнявшего свой долг перед Отечеством. Да послужит всем боевым орлам, этот Святой, геройский подвиг Военного лётчика Корнета Гильшера, как пример безграничной преданности Родине и безупречного святого выполнения своего долга".

9* Соответствует одноименной отечественной части.

Позорное бегство русских войск вынудило отряд покинуть 8 июля аэродром Виктуровка и перелететь сначала в Бялокерница, а затем в Трибуховце, Чабарувка, Ольховец, Ярмолинцы. Обозы с имуществом и наземным персоналом с трудом успевали за самолётами. 28 июля авиачасть обосновалась на аэродроме в Лисоводах. Был определён район патрулирования: Городок-Гусятин-Васильевце-Дунаевцы.

Всего за июль лётчики отряда совершили 70 боевых вылетов (70 час 20 мин). Подведен офицальный итог боевой работы – со дня формирования отряда на 24 июля 1917 г. лётчиками отряда всего сбито 11 самолётов.

После гибели Гильшера отряд возглавил поляк штабс-ротмистр Тадеуш-Владислав Гроховальский, до этого летавший во 2-м као 1-й Боевой авиагруппы Козакова. Назначение состоялось приказом по фронту 1 августа 1917 г., в часть Гроховальский прибыл 11- го. Отряд продолжал интенсивную боевую работу, совершив за август 84 полёта общей продолжительностью 110 ч 30 мин. Однако новых достоверных побед не было. В этом месяце начали боевую деятельность новые пилоты 7-го аои: финн подпоручик Вольфрид Павлович Нюкянен (с 7.08, прибыл в отряд 29.07) и старший унтер-офицер Алексей Дмитриевич Ширинкин (с 13.08). Последний летал больше всех – на его счету 25 вылетов (33 часа 5 мин). В августе на вооружении отряда находились следующие исправные аппараты: разведчик "Вуаполт" ("Вуазен" LA с мотором "Сальмсон" 150 л.с. – прим.автора) и пять истребителей: 'Ньюпор"-23 N2882, "Ньюпоры"-21 N1889 и N1324 и "Ньюпоры"- 17 N2480 и N2453.

Из воздушных боев августа 1917 г. несколько достойны внимания. 5 августа Донат Макиёнок при патрулировании района Гусятин-Мышковце заметил самолёт противника, который "был атакован и снижен севернее деревни Мышковце." На следущий день тем же лётчиком при патрулировании района Гусятин-Копычинце-Сатанув, "самолёт противника, атакованный в районе Ольховец, был преследуем до 400 м. Стрелять было нельзя, так как заело пулемёты. На этой высоте он перетянул позиции и сел у дер. Чабарувка. Другой самолёт был атакован и посажен на свой аэродром у дер. Копычинце."

24 августа 1917 года во время "барража" прапорщиком Янченко "в районе Сатанува встречен самолёт противника типа Бранденбург, вооружённый двумя пулемётами, который сам перешёл в атаку, проявив большое исскуство пилотажа. Переходя на крутой вираж, не позволял взять на мушку. После 20-минутного боя противник снизился за линию своих окопов."

Командиры

  • 25.03.1916 - 17.06.1917 - подпоручик Орлов Иван Александрович (06.01.1895-07.07.1917), военный лётчик (14.01.1915), одержал 10 воздушных побед, Георгиевский кавалер: орден Святого Георгия 4-й степени (ВП 25.03.1916) и Георгиевское оружие (ПАФ 10.04.1917), командир 7-го авиационного отряда истребителей, поручик, со старшинством с 17.06.1917 года (ПАФ от 1917);
  • 17.06.1917 - 07.07.1917 - корнет Гильшер Георгий Владимирович (14.11.1894-07.07.1917), военный лётчик (17.10.1915), одержал 5 воздушных побед, Георгиевский кавалер: орден Святого Георгия 4-й степени (ВП 25.03.1916) и Георгиевское оружие (ПАФ от 21.11.1917), и.д. командир 7-го авиационного отряда истребителей; 21.11.1917
  • 07.07.1917 - 14.08.1917 - поручик Макиенок Донат Адуевич (01.02.1894-18.06.1941) - военный лётчик (22.02.1914), и.д. командира 7-го авиационного отряда истребителей
  • 01.08.1917 -(не ранее 09.1917) штабс-ротмистр Гроховальский Тадеуш Владислав Адольфович (1888-после 1922), военный лётчик, командир 7-го авиационного отряда истребителей (приказ ЮЗФ от 01.08.1917).

Офицерский состав

Покончив с теорией, 2 Января 1915 года Стрижевский отправился в Гатчинскую военную авиашколу. 29 Июля он благополучно сдал все положенные экзамены и был направлен в 16-й корпусной авиаотряд, который находился на Юго - Западном фронте.

  • Богданов, подпоручик, военный лётчик (Nieuport 21)

.07.1917 - Гильшер Георгий Владимирович (00.00.1894-07.07.1917) - корнет, со старшинством с 1.12.1914 года (ВП от 30.03.1916), военный лётчик ("Nieuport" - 17) №2451;

Фотографии